Путешествие через Евразию на мотоцикле. Часть 5, Красноярск

Поднять/опустить
рейтинг отчета

Были в моём путешествии и события, приносившие мне приятное удивление.

02.07.07.

После ночёвки в Нижнеудинске ехал весь день под дождём. Только в полдень выдалось окошко часа на три, когда, казалось, распогодилось. Увы, дальше дождь припустил пуще прежнего. Здесь же мне встретились отрезки дороги в десятки километров объездов и ремонтных работ, представляющих в сырую погоду не лучшее место на трассе.

За спиной уже 550 км, и время перевалило за 17 часов. С тем и подхожу к Красноярску.

Дождевик выдерживает не более часа. Он работал бы лучше, но во время моего падения в Якутии я разодрал его на десятки больших и маленьких дырочек по всей левой стороне тела, так что, несмотря даже на тщательно наложенные заплатки и заклейки, в повреждения просачивается вода. Медленно, как вражеский лазутчик, тоненькие робкие струйки занимают одну за другой складочки одежды, проникают в обувь, облипают пальцы в перчатках. Я согреваю влагу своим телом и вроде поначалу даже не замечаю. Как будто можно и дальше ехать в этой тёплой жижице. И тогда самое неприятное - это встать на подножках, чтобы преодолеть яму или кочку. Садясь обратно, я определённо чувствую мокрые штаны и начинаю греть их заново.

Но это ещё не самое худшее. Дорога налаживается. Близится большой город. Я в потоке машин. Все идут на высокой скорости. Но у всех у них есть дворники на лобовом стекле. А у меня.… А у меня капли дробно стучат по стеклу шлема. Они почему-то не стекают даже на скорости ста километров в час. Они висят, как приклеенные, только постоянно меняясь местами с новыми. Стекло прямо перед моим лицом, а каждая капелька - это маленькая линза, искажающая изображение. Мне придётся всё время двигать головой, чтобы можно было хоть что-то видеть между этими пузырями, висящими на стекле и меняющими своё расположение. А видеть надо весьма точно.

Я должен одновременно контролировать дистанцию до впереди идущей машины, расстояние до края своей полосы с обеих сторон, поглядывать в зеркало, что делается у меня сзади, и, разумеется, следить, куда едет мой мотоцикл: в ямку, на камень, в трещину бетона - всего этого необходимо избежать. Но скорость впереди идущей машины, которую я догнал, ниже моей. Значит, её нужно обгонять. Оцениваю, свободна ли впереди встречная полоса, видна ли она вообще из-за горки или поворота, чтобы выскочить на обгон и находиться там в опасном положении 10-15 секунд.

Этим мои водительские проблемы не исчерпываются. В сильный дождь капли потоком воздуха затягиваются на внутреннюю поверхность стекла, и их уже не смахнёшь перчаткой. Удивительным образом они начинают двигаться кверху и останавливаются прямо на уровне моих глаз. Но ко всем остальным вредным привычкам я ещё дышу, что в сырую погоду приводит к запотеванию стекла при закрытом забрале. И после глубокого вдоха на стекле образуется матовое пятно, застилающее всё поле зрения.

Ну, это уже перебор. Так ничего не видно! Я в панике поднимаю забрало своего рыцарского шлема, чтобы потоком воздуха сдуть конденсат. Будь что будет! И на 1\100 секунды восхищаюсь той ясностью картины, которую видят глаза. Но,-о, Боже! 1\100 так быстро кончилась, а дальше я получаю залпом в лицо и в глаза дробовой заряд дождя, бьющего на скорости 100 км/ час. Ошеломлённый, я вновь опускаю стекло хотя бы до уровня глаз и терплю ледяную картечь по кончику носа, щёкам, губам и подбородку. Дальше цикл начинается снова. Но, однако, я отклонился.

Вот в таком состоянии, мокрый до трусов (без преувеличения), я въехал вечером 02.07.07. в понедельник в славный город Красноярск.

Интенсивное движение. Определить стороны света без солнца не могу. Неясно не то, что по какой улице ехать, но даже в каком направлении. Людей на улице мало, одни машины. На проезжей части текут реки воды глубиной 10 см. Даже с мокрыми ногами останавливаться и вставать в эти потоки примерзко – еду, пока могу. Единственное место, где можно найти крышу,- заправка.

Заворачиваю. Беру 5 л. бензина и остаюсь с мотоциклом под её большой крышей. Народ заруливает редко. Заправщица не гонит - и на том спасибо.

Звоню по телефону незнакомому мне байкеру Сергею (Доктору) без особой надежды на помощь, но положение довольно тупиковое. В городских гостиницах очень дорого, да и где они. Проехав несколько километров по городу, я не встретил ни одной. Звоню. Представляюсь. Рассказываю, что вот, мол, еду из Магадана. Сергей выясняет, где я, говорит мне, чтобы ждал на месте.

Через час, поставив мотоцикл у него в гараже, я прибыл в скромную квартирку. Мой Доктор-спаситель жил втроём с семьёй в 1-комнатной квартире, расположенной в общежитии. Работал врачом онкологического центра Красноярска. Мне постелили на кухне, умыли, накормили. А вечером Сергей ещё и провёз на машине по всем достопримечательным местам Красноярска. Всё как само собой разумеющееся.

Знаю, что мой русский читатель может хмыкнуть: ну и что здесь такого?

Нет, добро нужно ценить и трепетно к нему относиться. Оно достойно удивления в каждом своём проявлении хотя бы потому, что необъяснимо. Добро не имеет основы. Оно, как чудо, рождается из ничего, без причины - в этом его божественная сущность. Блага, которые мы получаем от других в обмен на такие же блага, которые мы приносим им,- это благодарность. Благодарность – сделка. Ты мне - я тебе. А добро удивляет своей неэквивалентностью, словно, нарушая некий закон сохранения, установленный справедливостью. Добром нужно восхищаться, потому что оно может и не родиться. И это тоже нормально. И не рождается во многих случаях.

Байкерские сообщества, клубы, одиночные лётчики - это субкультура, интернациональная субкультура не знающая ни государственных границ, ни языковых барьеров, ни идеологических цветов.

Они любят свои мотоциклы, любят свежий ветер в лицо, воздух свободы. Они чувствуют свою особость в обществе и подчёркивают её кожаными куртками, цепями, фурнитурой. Отдельная каста избранных. Они не считают себя лучше других. Они считают себя просто отдельно от других. Но байкерский образ жизни, атрибутика, поездки, тусовки - это занимает только часть их насыщенной и разнообразной жизни. Они могут работать на заводах, оставаться примерными семьянинами, учить детей, не отличаясь ничем от своих добропорядочных коллег, но приходит воскресенье, и в урочный час они надевают свою косуху и выкатывают из гаражей блистающие хромом мотоциклы. Мир должен быть многоцветен. Многообразие образует его богатство.

Я ехал по России и тут и там пожинал плоды добра, которое дарили мне соотечественники. Красноярск согрел меня и остался в образе замечательного человека Одинокина Сергея Борисовича (Доктора).

04.07.07.

В 9 часов встретил двух американских путешественников на велосипедах: Майка и Ники. Едут из Амстердама во Владивосток. Ники рассказала, что раньше ездила на велосипеде через всю Африку в Кейптаун. И ещё говорила, когда узнала, что еду в Португалию: Лиссабон очень красив. Ники не обманула меня. А убедился я в этом чуть больше, чем через месяц.

У этих американцев были блаженные лица, как у многих путешественников. Интересно, у меня такое же лицо? Когда говоришь с ними, кажется, что им ведомо то, что не дано простым смертным.

Федеральная трасса в Сибири. Она тянется бесконечной лентой, уходя в обе стороны за горизонт. Тысячи японских машин идут в любую погоду, в любое время года на высоких скоростях с востока на запад. Средоточие новейших технологий, электроники, безупречно выдержанных стандартов, плоды труда и гения великой японской нации движутся по России. Дорога бежит через леса, поля, касается городов, пронизывает деревни.

Деревни. Два параллельных ряда домов. Покосившиеся окошки, увитые резными ставнями, смотрят на железный поток. Две параллельных линии: машин и изб. Куда они направлены? - В прошлое и будущее.

Мы! Мы – в прошлом. Нас миллионы - в прошлом в тех избах 19 века!

05.07.07.

Утром встретил русского путешественника на велосипеде - Александра из Петербурга. Едет из своего родного города на Байкал. А после обеда увидел ещё одного - англичанина Фила. Этот едет на «велике» через весь континент во Владивосток и дальше в КНР, Сингапур и в Австралию. Со всеми фотографировались. Нет более сердечных встреч, чем между путешественниками!

Иностранные путешественники в России. Какой она им видится? Физически они встречают, видят то же, что и я. Возможно, отмечают, делают акцент на фактах, которые для меня являются рядовыми. И всё же, что есть для них наша бескрайняя Россия? Наверное, много общего они находят у нашей страны с Китаем. Та же обширность территорий, необустроенность, неравномерность развития, концентрация мощи на крупных государственных объектах при бедности населения в провинциях. Всё так. Что здесь возразишь? Но мы-то сами так не думаем. Мы преисполнены веры в своё величие. Как нас можно сравнивать с этой азиатской страной?

Оценки внешнего наблюдателя бывают очень неожиданными и поразительно точными.

Часть: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18.




По телевизору изредка показывают таких путешественников, которые, например, прошли путь от Германии до Байкала на велосипеде и т.д., и т.п. А оказывается их сотни, оказываются такие путешествия совершаются почти каждый день. Прикольно!

http://www.free-life.in.ua/ поиск по блогу я похудела гербалайф коктейль. . Медицинские центры хабаровск официальный сайт youtu.be/pkLbbm17qwY.